Artikel

Ярослав ТУРОВ

РАСТИ И РАСТИ (Записки об Австрии)
Путевые заметки


Я верю, где-то есть страна такая 
На дальних неоткрытых островах. 
Там жители от страха не икают, 
Поскольку знать не знают слово "страх". 

Там хижины и церкви не взрывают, 
И на замки нет запертых дверей. 
Друг друга люди там не убивают, 
И тюрем нет у них и лагерей. 

Там нет господ и нет рабов. Все разом 
Выходят на работу по утрам, 
Руководит страною светлый разум, 
Трагедий нет у них и мелодрам...

Так описал свою утопию в стихах замечательный амурский бард Александр Бобошко. И он прав: такая страна действительно есть, и лежит она не на каких-то таинственных островах, а в центре Европы. Называется она Österreich, или, по-нашему, Австрия. Это первая страна Запада, которую мне довелось посетить. Поехал я туда вначале августа сего года с группой студентов МГИМО - язык учить. Когда самолёт приземлился в аэропорту Вены, в окружении для меня не обнаружилось существенных отличий, скажем, от Домодедово или Внуково. Терминалы, вывески.... Москва - это ведь тоже Европа, не так ли? Но с каждым прожитым в Австрии днём я всё сильнее убеждался - не так. Вену от Златоглавой отделяют два часа перелета - ерунда, если учесть, что сам я с Дальнего Востока. Но всё-таки это другой мир, до которого нам ещё...
Нас поселили в молодёжной гостинице, носящей имя дона Боско, священника-благодетеля XIX века. Уютный двухэтажный домик, затерявшийся среди небольших, но милых частных домов, которые наша преподавательница охарактеризовала, как "скромное обаяние буржуазии". Хотя до центра было всего пять или шесть станций метро, наш район считался глухой окраиной, и на улицах круглые сутки было пусто, как после бомбёжки или эпидемии чумы.
- Где же все люди? - спросил я преподавателя. - Почему никого нет на улице?
- А что им делать на улице? - удивилась она. - Все или работают, или дома сидят.
Вскоре подъехали и наши австрийские друзья и началась учёба. Работать предстояло по методике тандема - в паре с партнёром-австрийцем на русском и немецком мы изучали сходства и различия наших стран, культурные традиции и вообще всё, что было интересно. Эти уроки помогли мне не только приобрести ценный разговорный опыт, но и многое узнать как об Австрии, так и о России.
Вена - не слишком большой город, здесь живет около полутора миллионов человек - столько вмещает один крупный район Москвы. Но для крошечной Австрии, население которой составляет восемь миллионов триста тысяч, это просто гигантский мегаполис. Не зря среди австрийцев бытует такая загадка: "Маленькое тельце с огромной головой - что это?" Сама Австрия. Раньше это была огромная Австро-Венгерская империя, практически сверхдержава, выражаясь современным языком. Но в 1918 году она распалась, положив конец правлению династии Гагсбургов. Минуя перипетии истории, Вене удалось сохранить свой прежний изысканный облик - на всю столицу есть всего несколько высотных домов, не считая UNO-City на одном из островов Дуная, - и теперь это один из красивейших городов Европы, неоднократно занимавший, кстати говоря, первое место в списке городов мира по качеству жизни.
А за качество австрийцы, как и немцы, отвечают. Скажем, если попросить в русском ресторане у официанта воды, он спросит: "С газом или без?". Австрийского официанта будет волновать другое. "Из-под крана?" - вежливо осведомится он. Вода в кранах тут настолько чиста, что вас прямо-таки упрашивают её попробовать. Возле крана всегда, словно в знак приглашения, стоит стаканчик.
О чистоте улиц даже не говорю - строгий немецкий орднунг царит везде. Если хозяин выгуливает собаку, в руках у него обязательно специальный совок - убрать за любимцем. Потом всё это он выбрасывает в одну из специальных урн, прикреплённых к столбам тут и там. Повсюду видны мусорные контейнеры, причем в Австрии они особые - есть специально для бумаги, для белого и цветного стекла. Всё это потом отправляется на заводы для переработки и вторичного использования. Австрия - маленькая и бережливая страна, каждая пылинка здесь строго учитывается и не растрачивается втуне. Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят. Следить за порядком - дело каждого. Хотя, по словам одного моего партнёра по тандему, в Вене вполне можно встретить человека, плюющегося прямо на землю, но верится мне в это с трудом. Любовь к порядку воспитывается в живущих здесь людях с самого детства, поэтому такие верблюды в здешнем оазисе скорее исключение, нежели правило.
Кстати, о правилах - к ним австрийцы относятся с каким-то почти священным пиететом. Почти в каждом русском от природы заложена установка: "Правила существуют для того, чтобы их нарушать". Когда мы с студентами гуляли по городу, то нам случилось раз перейти улицу на красный сигнал светофора. Машин на дороге не наблюдалось за километр, и мы спокойненько прошагали под укоризненно алеющей лампой, даже не заметив её. А какие-то австрийские пешеходы остались стоять позади, ожидая зелёный свет. Буквально два дня назад, гуляя с приятелем по Москве, в такой же ситуации, при пустой дороге, я стал ждать нужного сигнала. Потеряли мы при этом чуть больше минуты, но приятель ещё сотню метров глядел на меня с осуждением. Дескать, ишь, вольтерьянец, чего удумал - светофор ждать!
Или вот ещё другой пример. Поздно ночью мы возвращались с ночного клуба. Заплутали немножко в узких венских улочках, а тут ещё противный дождик заморосил - решили взять такси. Нас было пятеро.
- Nur vier Leute! - сразу заявил первый же таксист. Мол, можно только четверых, один лишний. Что делать, правило такое. Когда мы отказались, он пожал плечами и уехал, бросив нас мёрзнуть под дождём. Тот же трюк повторился и со вторым таксистом, и с третьим, и с четвёртым. Стоило мне сказать в окошко "Fünf Leute!", как очередной водила тут же давал по газам. Только пятый хитро подмигнул нам, пригласил садиться, указав, что одного нужно спрятать. И то у меня закрались подозрения, что он был не совсем австриец, а какой-нибудь австрийский еврей. Потом мы шутили: "А в России количество пассажиров в такси неограниченно! Сколько влезет, столько и вези!"
Главное для меня отличие между русскими и австрийцами - это честность. Русский, даже самый достойный, всё равно на бессознательном уровне будет искать возможность облапошить, схалявить. Этим, кстати, пользуются наши мошенники, создавая всякие лохотроны, лотереи и прочие эмэмэмы. В итоге вся жизнь в России превращается в игру под названием "Кто кого перехитрит". Австриец же всегда всё будет делать "по чесноку". Взять хотя бы пакетики с газетами, которые висят тут на каждом третьем столбу. Пакетик не закрыт - сунул руку, достал газету. Но если достал, изволь положить в копилочку, висящую тут же, 2 евро. И кладут! А у нас всё было бы как в культовой песне: "Спрячь за высоким забором девчонку - выкраду вместе с забором!"
В сравнении с Москвою Вена - очень спокойный город. Австрийцы даже называют её любя столицей Сонного королевства. К примеру, нет такой агрессивной рекламы на улицах. Но особенно наглядно различие предстает, когда спускаешься в метро. В Москве, чтобы проехать на метро, сначала нужно в потоке людей пройти внутрь, отпихнув в сторону увесистую дверь, отстоять в длиннющей очереди за билетом, потом пройти через машину смерти, бухающий турникет, мимо суровой бабушки со свистком и двухметрового держиморды с дубинкой, спуститься на эскалаторе метров на сто в недра и зайти в вагон, заботясь при этом, чтобы тебя не зашибло дверью. В венском метро никаких очередей нет, кассы там заменены на автоматы, в которые суешь монетку и получаешь билет. И, представьте себе, автоматы тут даже выдают сдачу! Голос из репродуктора не предупреждает об опасности, мол, осторожно, может убить дверью, и не учит, как детей, хорошим манерам - австрийцы и сами знают, кому нужно уступать место. Так же здесь не найти никаких адских турникетов - просто машинка на столбике, пробивающая карточку. Всё на честном слове. Рай для "зайцев". И хотя сами австрийцы говорят, что у них всё под колпаком, что безбилетника обязательно вычислит контроллёр, и что за это можно даже навсегда лишиться австрийской визы, я слабо в это верю. Несмотря на висящие кругом камеры слежения, будка с мониторами, где должен сидеть смотрящий, большую часть суток пустует, а стражей порядка не увидишь за километр. Это вам не Рассея, где на каждой станции четыре бугая с собакой плюс трое с оружием в каморке сидят в засаде - на всякий пожарный.
Московских "зайцев" на моей памяти ещё год назад не так сильно прижимали - теперь же почти у каждого входа стоит полиционер. Очереди к кассам стали длиннее вдвое. Видно, так уж мы устроены, что чтобы быть честными, нам непременно нужен страх наказания. Да что там, я и сам такой. Давеча хотел сам по-быстрому проскочить - турникет меня не пугал, - а как увидел фуражку, поплёлся к людской змеюке и встал в конец. А когда только приехал в Москву, я вовсе не церемонился с этими кассами, ездил практически только "зайцем". Как-то шёл на репетицию с гитарой, проскочил, как обычно, иду себе. Лицо в фуражке материализовалось предо мною незаметно. "А ну стой!" - скомандовало оно. Вместо этого я побежал. Цепкие руки схватили меня за плечо, но я рванулся, выскользнул и попытался скрыться в толпе. Меня преследовали, но недолго. Уже устроившись в вагоне и радуясь, что так удачно отделался, я обнаружил пропажу шапки. Убор был хорош и стоил, по моим прикидкам, как раз столько, сколько я украл у государства, пользуясь метрополитеном на халяву. Сейчас, наверное, он, как трофей висит на стене того мента... Ездить зайцем я завязал. Но руки, как говорится, помнят - иногда так и хочется прыгнуть, почувствовать, как лязгают за твоей спиной, в миллиметре от тела, створки турникета, как звучит гневный свисток бабули и гудит дурацкая мелодия...
Вена, как я уже сказал, очень спокойный город. Молодая женщина может гулять здесь ночью по каким угодно тёмным переулкам, и ей ничего такого не сделается. За последние два года в Вене угнали всего одну машину, да и ту сразу же нашли. Про убийства и грабежи австрийцы узнают только из американских боевиков. И это вовсе не потому, что тут кругом стражи порядка - напротив, вы можете гулять по Вене с утра до вечера и не встретить ни одного полицейского. Как мне объяснил мой австрийский друг Стефан, здесь очень развиты службы быстрого реагирования. Чтобы следить за порядком в городе, вовсе не обязательно показываться людям на глаза. Очевидно, что у нас всё с точностью до наоборот. В Австрии, как в бобошкинской утопии, нет тюрем и лагерей. Во всяком случае, я о них ничего не слышал. Есть только одна тюрьма, да и та находится за границей, на территории Румынии. Как всякий нормальный организм, государство отторгает все попавшие в него антигены, попросту вышвыривает за рубеж, как из райских кущей, что уже само по себе является тяжким наказанием. Мы же эти антигены накапливаем, словно сокровища, содержим их за свой счёт, а они в итоге, если не погибают на зоне, выходя на волю, только ещё больше звереют, отчего на Руси никогда не бывает скучно.
Австрия - очень благополучная страна, государство, где практически каждый день - праздник. В частности, в Вене прямо перед зданием городского парламента есть огромная площадь, куда каждый вечер стекается половина города. Здесь на большой экран проецируются концерты всемирно известных симфонических оркестров, люди слушают прекрасную классическую музыку, общаются, пьют и едят в небольших крытых ресторанчиках, расположенных здесь же по периметру. Как сказал Стефан, каждый житель Вены бывает на таких вечеринках минимум раз в неделю. Как я был бы рад, если б такая прекрасная традиция прижилась и у нас...
Довольно интересным показалось мне отношение австрийцев к России и русским. Если вы владеете языком, с вами общаются, как с рядовым европейцем, ничем не отличным, скажем, от француза, испанца или хорвата. Если не владеете... значит, вы, скорее всего, турист, и у вас много денег, которые осядут в кассовых аппаратах местных гешефтсмэнов. Россия из крошечной Австрии, которая помещается в нашу страну двести четыре раза, видится каким-то гигантским и пугающим чудовищем на востоке. Не зря фашисты презрительно называли нас азиатами. Какая Европа?! Куда там! Когда ты живёшь в компактном государстве в центре Европы, эта дура-махина справа ну никак не воспринимается как нечто родственное. Точно так же, кстати, думают и китайцы. Ну какие русские - азиаты? Они же совсем на нас не похожи - типичные европейцы... В общем, ни за белых, ни за красных. Так кто мы с вами такие, сограждане?
Стереотипы про русскую водку, матрёшек и медведей здесь процветают. Во многом из-за того, что сами русские их охотно поддерживают. На совместном обсуждении особенностей Австрии и России даже наши преподаватели не смогли привести ничего оригинальнее, чем водка, икра, самовар, балалайка и прочая узкотематическая дребедень, к которой более восьмидесяти процентов населения нашей страны не имеет никакого отношения. Образ страны создают, конечно же, ее туристы. К сожалению, составить портрет типичного русского туриста довольно легко. Если зайти в так называемый "Русский магазин" недалеко от Karlsplatz, то можно увидеть, как видят нас австрийцы. Типичный мужчина - толстомордый бугай-медведь с котлетой денег в кармане и колодезной цепью на шее, нагловатый и не стесняющийся пустить в ход крепкое словцо. Его самка - околомодельного вида особа на высоких каблуках, с пышным бюстом и кричащим макияжем, вся в мехах, даже если на улице плюс сорок. Они ходят вместе, громко смеются и говорят по-русски, так что соотечественников видно за километр, фотографируются у каждого столба, мужчина пьет пиво из банки или что-то жуёт, а женщина таскает в руках ворох пакетов с ненужным барахлом типа тряпок и сувениров. Совсем недавно, кстати, прочитал в одной газете топ-лист "Что больше всего раздражает иностранцев в русских?" На первом месте была как раз привычка во время шопинга понабрать кучу всяких пакетиков, авосек, сумочек, коробочек, и ходить, обвешанным ими, словно пальма - бананами.
Интересными мне показались ещё две темы - политика и обсценная лексика, или, проще говоря, матершина. Представления от русской политике по большей части, довольно наивны (впрочем, как и наши об австрийской). Кроме Ангелы Меркель и Герхарда Шрёдера рядовой россиянин вряд ли вспомнит ещё хоть что-то из этой области. Та же история с Австрией - Путин и Медведев здесь - такая же неотъемлемая часть России, как водка или икра. С двояким чувством я слушал, как один австриец на плохом русском рассказывал мне, что для русских В. Путин "как Бог", потому что он был "главный в КГБ", и сейчас он миллиардер, и "это странно", ведь "зарплата президента не позволила бы ему накопить такой капитал". "Почему?" - спросил он. - "Это сложный вопрос", - сказал я и сменил тему. Однако, что ни говори, деятельность тандема Путин-Медведев рассматривается в Австрии очень положительно. Отсюда Россия выглядит сильным, со своими специфическими проблемами, но всё же процветающим государством, постепенно встающим на ноги после сокрушительного провала 1991-го, а вовсе не страной, колеблющейся в самых своих основах. Вообще, в ходе общения с австрийцами мне неоднократно приходила в голову мысль, что они думают о нас гораздо лучше, чем мы сами думаем о себе.
Что до мата... Что бы ни говорили любители изящной словесности, для меня русский мат всегда был и будет одной из живейших и наиболее музыкальных частей родного языка. Наш мат настолько многогранен и глубок, что способен буквально в нескольких словах отразить десятки, сотни тончайших оттенков чувств. Я твёрдо убеждён, что нельзя понять русского человека, пока ты не научишься ругаться по-русски, причём, не просто произносить слова, а глубоко чувствовать их сердцем. Мат - это ещё и наше оружие. Не зря талантливейший поэт современности Шаов сказал следующее: "Но если враг коварный снова, придёт к нам наши нивы жечь, ответим мы ему сурово словами, острыми как меч!" Так вот, открытием для меня стало то, что в немецком языке мат, как таковой, практически отсутствует. У них есть ругательные слова типа "Ах ты задница!" или "Ты придурок!", но на этом всё и заканчивается. Любая попытка высказаться крепче будет всего-навсего калькой с русского. Может, отчасти поэтому мы выиграли войну?
Великую Отечественную я с австрийцами, кстати, тоже обсуждал. Когда в 1945-м советскими войсками была оккупирована Австрия, а фашисты - окончательно изгнаны с этих земель, австрийцы не испытали по этому поводу какой бы то ни было радости. Их страну просто заняла ещё одна армия, а чья она - Гитлера, Сталина - не было большой разницы. Впрочем, наши с немцами обращались тогда не самым лучшим образом - у многих родители, дети, братья и сёстры погибли на этой войне, - поэтому трудно было бы ожидать чего-то иного. Тогда, сразу после войны в центральном районе Вены был сооружён огромный памятник героям Красной армии, павшим за освобождение Вены от фашистских захватчиков. Выдворить его из центра было невозможно, но реальным было разместить его на отшибе, чтобы со стороны центра его не было видно. Так и сделали. В довершение всего перед самим памятником поставили огромный фонтан, который своими струями окончательно загородил монумент. Так австрийцы "избавились" от живого напоминания о неприятном десятилетии пребывания Красной армии на территории своей страны. Спасибо ещё, что не снесли... Ведь главное - не то, где стоит памятник, а то, что он есть, и за ним ухаживают.
Пока писал этот абзац, мне вспомнилась стойка с ознакомительными брошюрами в фойе Федерального парламента Австрии. Там были тоненькие книжечки, рассказывающие про здание парламента на всех крупных языках мира. Немецкий был на самом видном месте. А вот чтобы найти русский, мне потребовалось изрядно побегать глазами по полкам, пока я в конце концов не обнаружил его в самом низу, на отшибе, незаметный и никому не нужный, как тот памятник воинам, павшим в боях за Вену...
В здание Федерального парламента, Bundesratsgebäude, меня привел мой австрийский друг Стефан, работавший здесь некогда депутатом Народной партии. Без его помощи я сюда никогда бы не сунулся, поэтому большое спасибо тебе, Стефан, за экскурсию! Что здание, нет слов, какое красивое, думаю, нет смысла говорить. Не это главное. Оно было пустое!!! То есть абсолютно. Кроме редких туристов, фотографировавших многочисленные картины, скульптуру и шикарные потолки XIX века, здесь никого не было. Ни секретарей, ни сенаторов, ни депутатов, ни прочих людей, кого можно встретить в подобном заведении. Они все были в отпуске. Причем, уже третий месяц. Как в начале лета ушли, так до осени и отдыхали. Это значит, что целых три месяца страной никто напрямую не управлял. Всё это время она работала, регулировала свои ритмы и отлаживала механизмы сама, как часы! Поразительно! Я, конечно, наслышан о тунеядстве российских депутатов, но скажите, вы можете представить, чтобы в России всё правительство разом первого июня ушло в отпуск, отставив страну на три месяца разбираться со всеми накопившимися делами самой? Да это просто уму непостижимо. У нас даже на одной из пресс-конференций Путину вопрос задали: "Кто управляет страной, когда вы и Медведев спите?", на что В.В. ответил: "Мы спим по очереди". Конечно, это была шутка, но в каждой шутке лишь доля шутки... Не зря в России спецслужбы появились ещё при Иване Грозном. Нам непременно нужен Полкан, глаз да глаз, чтоб не баловали. Любые попытки оного пса прогнать, поиграть в либерализм, ещё ни разу ничем путным не заканчивались.
Я вовсе не ругаю свою страну, наоборот, я горячий патриот, а патриотизм, как писал неистовый Виссарион, "состоит не в пышных возгласах и общих местах, но в горячем чувстве любви к Родине, которое обнаруживается не в одном восторге от хорошего, но и в болезненной враждебности к дурному". Дурное русские заимствуют прекрасно, обойдёмся без примеров. Так почему бы нам не позаимствовать и что-нибудь хорошее? Скажем, любовь к порядку, элементарную человеческую порядочность...
Много чего ещё можно было бы описать, но смысл остался бы прежним. Австрия - не Россия, и Россия - не Австрия, и как язык не учи, до конца нам друг друга никогда не понять. Проблемы русских невозможны в Австрии по определению, а австрийские проблемы покажутся русским просто смехотворными. Но тут мы упускаем из виду главное - какой бы ни была проблема, малой ли, большой ли, она одинаково лишает человека возможности быть счастливым. А счастливо жить можно, как в Вене, так и в Москве, как в Инсбруке, так и в Благовещенске. Всё зависит от человека. Пока сам он не захочет быть счастливым и стремиться к этому всеми силами, никто ему в этом не поможет, даже сам господь Бог.


Август 2011 года
Вена - Москва





Comments